На главную страницу сайта
О клубе Программы Членство Персоналии Искусство English

Валерий ДЕМИН. ПЕРЕД ЛИЦОМ ТАЙНЫ (древнеарийский след на Кольском полуострове)

Группа исследователей обнаружила на Кольском полуострове артефакты, свидетельствующие о былом существовании высокоразвитой цивилизации

Свидание с Рамой

Нет, речь ниже не пойдет об известном романе Артура Кларка, в котором именем Рамы назван космический корабль. В центре путевого очерка - гора в Мурманской области с тем же именем. Поговорим мы также и о причинах появления за Полярным кругом топонимов, наводящих на воспоминания о великом индийском эпосе "Рамаяне" и его главном герое - блистательном царевиче Раме. Одной из участниц научно-поисковой экспедиции "Гиперборея" он даже являлся во сне - облаченный в золотые доспехи. Александр Васильевич Барченко (1881-1938) еще в 20-е годы ХХ столетия также высказывал предположение, что семь тысяч лет назад (а может быть, и раньше) индоарийский вождь Рама возглавил исход прапредков индоевропейских народов с Севера на Юг, о чем в начале того же века писал крупнейший индийский ученый и общественный деятель Балгангадхар Тилак (1856-1920) в своей знаменитой книге "Арктическая родина в Ведах". Многовековое же миграционное движение протоэтносов было вызвано жестоким похолоданием обрушившимся на северные регионы после катастрофического космопланетарного катаклизма.

Вот почему давно тянуло нас к горам и озерам Кольского полуострова, запечатлевшим имя Рамы: именно здесь достаточно вероятно нахождение материальных следов далекой истории Отечества и всей Евразии. Однако один тип древнейших реминисценций, свидетельствующих о индоарийском происхождении многих северных наименований, уже выявлен однозначно. Имеются в виду фронтальные исследования топонимики российского Севера, проведенные Н.Р. Гусевой и С.В. Жарниковой. Они установили множество названий северных рек, озер и других географических мест, в основу которых положены архаичные лексемы "ганг" и "инд" - от горы и озера Гангос на Мурмане до полноводной реки Индигирки в Восточной Сибири.

Но вот еще одна корневая основа - "рам", общая для многих индоевропейских и неиндоевропейских языков. Не стану распыляться по всей карте Российской Федерации - сосредоточусь главным образом на Кольском полуострове. В самом сердце его, в прошлом именовавшемся Русской Лапландией, расположена возвышенность Раматуайввенч-тундра, есть озеро - Рамявр (Рамозеро) и гора Рамы (даже две, расположенных напротив друг друга), которая давно привлекала внимание поисковиков из экспедиции "Гиперборея" своей правильной пирамидальной формой. Гора-пирамида невысока - всего 597 метров. Зато видно сию тупоугольную нерукотворную красавицу с любой точки в округе. Она, точно магнит, притягивает своей таинственностью и сакральностью всякого, кто только ее только раз увидит.

Добраться до нее не так просто: и места труднодоступные, и примыкают они вплотную к закрытой военной зоне. Потому попытки самостоятельно добраться до священной горы (а они в прошлом предпринимались) до сих пор не увенчивались успехом. И вдруг звонок в мае месяце: военные предлагают исследовать Рамозеро и гору Рамы на гусеничном тягаче-вездеходе. Меня уговаривать долго не нужно: собранный рюкзак всегда наготове. И вот я уже в Оленегорске, неподалеку от этого северного города и началось наше наполненное приключениями и романтикой путешествие в глубь нехоженых земель и отечественной истории.

Спасибо же преогромное военным за предложенную помощь и четкую организацию блитц-вылазки в только что освободившуюся от снега лапландскую тундру, покрытую непролазными болотными топями и усеянную тысячами валунами, многие из которых имеют явно культовое предназначение! Не стану называть (по вполне понятным причинам) имен, рода войск и места дислокации наших опекунов. Но одной фамилии, дабы выразить особую благодарность, все же не могу не назвать - депутат Государственной Думы Борис Алексеевич Мартынов, без активных усилий и личного участия которого майская экспедиция в Кольское Заполярье не смогла бы состояться.

Гусеничный тягач средних размеров (сокращенно ГТС) идеально приспособлен к любому бездорожью. Медленно, но верно, он достигает таких мест, куда обычным способом вообще не добраться. По непроходимым болотюгам идет "аки по суху", бурные порожистые реки преодолевает с первой же попытки, на любую сопку (конечно, если на ней нет обрывов) вползает с упорством космического робота. Правда, за три дня и две ночи (в конце мая за Полярным кругом солнце уже не уходит за горизонт) у нас попеременно слетала то одна, то другая гусеница. Да еще дважды садились брюхом на невидимые в воде или во мху валуны, после чего приходилось сдвигать внедорожник с "мертвой точки" при помощи домкратов.

И все же в конце первого дня путешествия по заболоченной тундре мы не только добрались до Рамозера и обогнули его по периметру, но и забрались на самую вершину горы Рамы. Нельзя сказать, что мы были здесь первопроходцами, тем не менее наши исследовательские ожидания были вполне удовлетворены. На вершине горы - нагромождение из огромных прямоугольных блоков. Издали они напоминают короткую рукотворную стену, зато вблизи становится совершенно ясно их естественное происхождение.

Исход с Севера

В прошлом поклонялись любым камням и не обязательно грандиозной величины. Особо впечатляли стоячие камни на вершинах гор. Известный французский астроном и общественный деятель Жан Сильвен Байи (1736-1793) высказывал предположение, что подобные останцы и есть знаменитые Геракловы столбы, кои в древности воздвигали в честь величайшего героя Эллады. Причем происходило все это не где-нибудь на Балканах, а на Крайнем Севере, откуда и расселились по всему континенту прапредки практически всех современных народов. В данном аспекте вполне допустимо и современное истолкование многих необычных природных объектов, встречающихся на вершинах гор - в особенности на Российском Севере (1).

Концепция Байи - одного из крупнейших ученых своего времени, члена трех французских академий (такой чести в истории науки удостаивались лишь единицы) связана с весьма нетривиальной трактовкой им истории Атлантиды. Байи отстаивал экстравагантную с точки зрения ученых мужей и читающей публики идею: Атлантиду следует искать не в Атлантике или Средиземноморье, а за Полярным кругом, в Северном Ледовитом океане. Более того, исчезнувший в морской пучине остров (материк), который Платон нарек Атлантидой, либо тождествен, либо тесно сопряжен с другим социокультурным феноменом древнейшей истории, поименованным античными авторами Гипербореей.

Тождественность Атлантиды и Гипербореи была для Байи самой собой разумеющейся (как впрочем и для тех античных авторов, которые касались этого вопроса). Из трудов последних французский просветитель сумел извлечь много неожиданного. Например, со ссылкой на Ферекида - одного из семи мудрецов - утверждал, что гиперборейцы происходили из рода титанов, а сама Гиперборея - это и есть легендарная Страна титанов. Следовательно (вывод напрашивается сам собой), события древнейшей эллинской и предыстории, включая, Титаномахию и Гигантомахию, не могли происходить нигде, кроме Гипербореи. Что касается ее сопряженности с Атлантидой, то Байи следующим образом подвел итог своим размышлениям и изысканиям: "Атланты, вышедшие с острова в Ледовитом море, определенно есть гип6ерборейцы - жители некоего острова, о котором столько поведали нам греки <…>" (2).

С данным выводом связана и простая, как все гениальное, гипотеза Байи относительно загадочных Геракловых столбов, которые пытаются отыскать повсюду на карте мира: они совсем не обязательно должны представлять собой какой-то грандиозный ландшафтный памятник, вроде знаменитой скалы на Гибралтаре, но вполне могут оказаться обычными каменными менгирами или же вертикальными сооружениями из камней (русские именуют их гуриями, "слепыми" маяками), которые воздвигали по всей Евразии (начиная с Обской губы) в честь Геракла или самим Гераклом (Байи считал его солнечным божеством). При этом арена метаисторических событий и предыстория древнейших цивилизаций смело и решительно переносится в Полярные широты, где отправными географическими понятиями становятся Шпицберген и Новая Земля, другие арктические острова (осколки погибшего материка), сибирские реки и евразийские горы…

Но вернемся на вершину горы Рамы, куда 30 мая 2003 года мы поднялись с помощью гусеничного тягача. Есть ли основания идентифицировать находящиеся здесь скальные образования правильной геометрической формы в плане культовых объектов? А почему бы и нет! Можно увидеть в расслоенных каменных блоках и останки древнего святилища, и навигационные ориентиры. Последние (как, впрочем, и сама пирамидальная гора Рамы) могли быть вполне пригодны для ориентации на местности древних мигрантов, устремившихся когда-то с Севера на Юг. Примечательно, что на вершине соседней горы, также носящей имя Рамы (точнее - Рамозера) симметрично располагается точно такая же каменная стенка.

Но, быть может, имеются еще какие-либо интересные "зацепки"? Оглянемся вокруг, вглядимся повнимательней в окружающие камни. Вот на одном из них явственно проступают какие-то знаки. Их всего три, величиной сантиметров сорок каждый. Надпись не надпись, но на одно слово набирается! Какое же и на каком языке? Начертание символов не похожа на графику ни одного из известных алфавитов. И способ написания не обычен: не рисунок и не насечка, а как бы травление в самой породе - как будто кто-то неведомый с помощью невыясненной пока технологии вытравил их на поверхности камня, изменив цветовую гамму минерала, придав ей правильное осмысленное очертание. Насколько обнаруженную символику можно увязать с древнеарийской историей, сказать наверняка пока трудно. Но мне лично почему-то сразу же припомнился один необычный полуметровый камень, найденный на вершине другой горы, в Ловозёрских тундрах, три года тому назад. Камень был необычен своей вытянутой торсообразной формой. По существу, он и приглянулся именно тем, что живо напоминал древние безголовые женские скульптуры, обнаруженные археологами в различных точках земного шара (в том числе, в Индии и Центральной Азии) и, несомненно, относящиеся к эпохе матриархата. Конечно же, тогда я сфотографировал удивительную находку, но шел обложной дождь, свинцовые тучи едва не касались вершины горы, и снимок получился не выразительным.

Что в имени твоем?

Семантика архаичных знаков и символов, проявляющаяся также и в традиционном орнаменте, открывает значительные возможности для расшифровки, декодирования и реконструкции первичного мировоззрения. Не меньшие смысловые потенции содержат и древнейшие топонимы, нередко восходящие к самым истокам человеческой истории. Данные однажды в невообразимо далеком прошлом названия могут сохранять тысячелетиями. Народы приходят и уходят, они могут вообще исчезнуть с лица земли, а присвоенные ими когда-то названия мест, рек, озер, гор, урочищ и т.д. продолжают жить и в наши дни. Сказанное отчетливо прослеживается и на примере интересующей нас сейчас древней лексемы "рам".

И в Европе и в Азии нетрудно отыскать на карте множество названий городов, рек и озер с корневой основой "рам": например, города Рамбуйе во Франции, Рамсгит в Англии, Рамсдорф в Германии, Рамигала в Литве, Рамади в Ираке, Рамла в Марокко и Израиле, Рамаллах на территории Палестинской автономии, Рамо в Кении, остров Рам близ побережья Шотландии и др. С учетом чередования гласных "а", "о", "и" можно и имя города Рима (Roma) интерпретировать как производное от общеиндоевропейской лексемы "рам". А значит - и большую группу романских языков, в словарном запасе которых особенно много слов с той же корневой основой (взять хотя бы франкоязычные или испаноязычные имена и фамилии - Рамо, Раме, Рамбо, Рамадье, Рамон, Рамос, Рамирес и т.д.). Напомню также. Что самоназвание цыган - народа, говорящего на одном из языков индоарийской группы, - ром (в просторечном обиходе - ромалэ), впрочем, французы именуют их bohemien (в XIX веке это слово породило интернациональное понятие - "богема"), хотя само оно в данной огласовке происходит от названия исторической области Богемия (части современной Чехии), откуда цыгане пришли во Францию.

Нельзя не упомянуть и о чрезвычайной распространенности лексемы "рам" в Библии. Прежде всего это относится к различным горам, холмам и высотам, ибо по-древнееврейски рама означает "высота" (!). В данной связи в разных книгах Ветхого и Нового Заветов упоминается множество различных возвышенностей, а также города Рама, Рамафем, Рамафаим-Цефим, Рамат-Лехи, Рамат-Мицфа. Значение "высокий" сохранилось и в ряде библейских имен: например, Рам и Рамаи. На традиционных библейских территориях и поныне сохранились топонимы с той же сакральной основой: например, Рамон - гора и одновременно русло высохшей реки. Однако древнееврейский и иврит - всего лишь один в ряду языков весьма разветвленной семито-хамитской языковой семьи. Среди других языков которой, как известно, арабский и древнеегипетский. В последнем достаточно вспомнить наиболее распространенное имя египетских фараонов - Рамсес. Что касается арабского языка, то здесь также большое разнообразие слов с общемировой и общеязыковой корневой основой "рам", которую можно обнаружить и в многочисленных топонимах, и в названии священного для мусульман месяца рамадан, и в арабском наименовании созвездия Стрельца - Рами.

Но и на русской почве прижилось и получило дальнейшее развитие множество слов с той же самой древнеарийской основой. Особенно характерны на территории России и конкретно - в традиционных областях расселения русского народа многочисленные топонимы и гидронимы с корнем "рам". Это обусловлено тем, что в русском языке в прошлом слово "рама" (а также другие производные от него понятия) было чрезвычайно распространено и многозначно. Это сегодня в обиходе под "рамой" понимается в основном "каркас для окон". В прошлом же, напротив, слова с данным корнем означали нечто совсем другое.

Согласно Словарю Владимира Даля, "рама" (помимо "оконной обвязки") означает: "межу, границу, обвод, обход участка владения"; край, предел, конец пашни, которая примыкает к лесу или расчищена среди леса". Отсюда "рамень" (или "раменьё") - "лес, примыкающий к пашне" или же "густой, дремучий лес, чернолесье". Соответственно "раменка" означала "лесной клин или остров", а "раменный" - "лесной, боровой"(3) . Есть еще два любопытных значения: "рамо" (мн. ч. "рамена") - "плечо - от шеи до локтя" и "рамен" ("ромен") - одно из народных наименований цветка ромашки. Это всё - по Далю, который составлял свой словарь в первой половине XIX века. Смысловой диапазон слов с лексемой "рам" (который к началу XIX века уменьшился) еще более широкий: "рамяно" ("рамено") - "сильно", "решительно", "громко", "быстро, стремительно", "строго, сурово", "чрезвычайно, очень"; "рамянство" - "сила, крепость"; "рамянный" - "сильный", "жестокий, тяжкий", "скорый, быстрый", "стремительный, неукротимый", "решительный, настойчивый", "великий, выдающийся, ревностный" (4).

Одним словом, у русского слова "рама" ярко выраженный "лесной смысл", и, судя по всему, именно в этом архаичном значении оно должно быть сопряжено с санскритом. Не знаю как кому - а мне видятся в этом вербальные следы движения индоариев через лесные массивы Евразии. Отсюда неудивительно, что топонимы с такой основой чрезвычайно распространены - особенно в лесных и лесостепных областях России. По Тверской области протекает речка Рам (в 12 километрах от сакрального города Кашина). В Брянской области есть поселок Рамасуха, в Смоленской - Рамоны, в Новгородской - Рамушево, в Воронежской - райцентр Рамонь. На карте Вологодской области одноименных топонимов Раменье целых двенадцать, а есть еще Раменниково, Рамешка и Рамешки (дважды). Еще больше аналогичных топонимов в Кировской области (бывшая Вятская губерния) - не менее двадцати. (Не могу также не упомянуть город Ромодан на Полтавщине). И т.д. и т.п.

Марина Борисенко, ответственный секретарь научно-поисковой экспедиции "Гиперборея", которая давно интересуется этим вопросом, насчитала только в близлежащих к Москве областях более десятка топонимов с корневой основой "рам", включая Раменки - городской район в самой столице. Одних поселков и деревень поименованных Раменье и Раменское в центральных областях около десяти (в Подмосковье есть даже целый Раменский район). Безусловно, двенадцать вологодских "рамений", а также их близнецы-братья (или сестры) в других областях России (включая Московский регион) - это не прямое следствие прохождения именно здесь в далеком прошлом индоарийских племен во главе с Рамой (или почитавших его в качестве первопредка), а по большей части результат позднейших наименований. В народе, дававшем подобные названия, конечно же, имели в виду месторасположение новопоселений по отношению к лесу или какие-то связанные с лесом особенности. Никто даже и не подозревал об арийском субстрате в словах с корнем "рам" (практически никто не задумывается об этом и сегодня). Но, как говорится, из песни слова не выкинешь: раз русский язык древнейшего индоевропейского происхождения, значит в нем неизбежно имеется существенная санскритско-арийская подоплека.

Какие же еще следы оставили будущие герои "Рамаяны" на древней российской земле? В центре древнейшего эпического сюжета - грандиозная битва царевича Рамы, его сподвижников и помогающего им сверхсовершенного обезьяньего народа, сражающихся с сонмищем ракшасов (кровожадных демонов) и их предводителем десятиглавым Раваной, похитителем Ситы - блистательной жены Рамы. В общих чертах сюжет с похищением чем-то напоминает "Руслана и Людмилу", с той разницей, что у Пушкина нет царственных обезьян, а в "Рамаяне" они играют исключительно важную роль.

Действие "Рамаяны", как известно, развертывается на сугубо индийской почве. Но в ней отчетливо прослеживаются многочисленные северные реминисценции, восходящие к арийскому и доарийскому периоду истории индоевропейцев. Символом Полярной прародины в арийской традиции выступает неоднократно упоминаемая в "Рамаяне" золотая гора Меру, располагавшаяся на Северном полюсе и являвшаяся центром Вселенной. В окрестностях Полярной горы обитают не одни только могущественные боги, но и другие удивительные существа. Среди них - целый "обезьяний народ", мудростью своей и могуществом не уступавший самим Небожителям. К нему, в частности, принадлежал Сугрива (5) - тот самый Царь обезьян, который помог великому Раме одержать победу над демоном Раваной, дав в помощники царевичу своего главного советника - мудрейшую из мудрейших обезьян - Ханумана (6). Предложенный анализ можно продолжить и дальше (и в портфеле автора такое продолжение имеется), но это чересчур уведет нас от основной темы статьи и за пределы майского путешествия на Кольский полуостров.

Владычица полярных гор

О каменном изваянии на гористом берегу Бабозера среди безлюдных просторов лапландской тундры журнал "Мир Севера" уже писал два года назад (7). К сказанному там можно добавить следующее. Сведения об пятиметровом каменном истукане, которому лопари (по-теперешнему - саами; до недавнего времени - саамы) приносят свои жертвы, доходили до ученых с конца XIX - начала ХХ веков. В частности, данный факт отмечен в дневнике известного полярного исследователя Владимира Юльевича Визе (1886-1954), еще в молодости побывавшего в Русской Лапландии и специально изучавший вопрос о религиозных верованиях лопарей и поклонении их каменным сейдам.

Я давно мечтал добраться до заповедного места, о котором столько наслышался за семь лет гиперборейских изысканий на Мурмане. Но подъездов туда никаких нет, пешком же добраться исключительно сложно. Наиболее оптимальный путь - по льду замерзшего озера, а время - вторая половина осени, когда еще не окутала северные широты мгла полярной ночи, и можно произвести необходимую фото- и киносъемку. Можно и на лодке, что, в конечном счете, мы и проделали. Проехали с полсотни километров по бездорожью на нашем безотказном вездеходе до поселка оленеводов, состоящего, впрочем (если не считать хозяйственных построек) всего из двух приспособленных для зимовки домов. Саамы-проводники показали наиболее удобные проходы и переправили на лодке к заветному берегу.

Когда-то здесь было сакральное капище, куда на протяжении многих веков приходили те, кто поклонялся духу камня и воплощенному в нем Женскому Началу. Теперь на вершине горы осталось одно величественное изваяние, бесстрастно взирающее на бренный мир, быть может, ни одно тысячелетие. В 30-е годы ХХ столетия во время борьбы с пережитками "темного прошлого" сюда добрался карательный отряд, уничтожил культовые святилища из оленьих рогов, собрал скопившиеся здесь за многие века ценные жертвоприношения, намеревался взорвать и саму каменную бабу, да что-то помешало: то ли заряды отсырели, то ли духи-хранители отвели беду от святыни.

От каменистого берега священное место отделяет редкий подлесок да крутой стометровый склон, образованный из тысяч и тысяч каменных блоков разной величины. Среди них и такие, что имеют геометрическую форму - с идеально ровными углами и гранями, точно такими же, какие сплошь и рядом встречаются южнее, в Ловозерских тундрах. Последние, кстати, совсем недавно были подвергнуты специальной экспертизе. Заслуга тут совсем не наша, произошло все достаточно случайно, по принципу: не было счастья, да несчастье помогло. Однако по порядку.

Летом 2002 года в районе Сейдозера, с недавних пор закрытом для свободного посещения (как особо охраняемая территория, принадлежащая коренной малочисленной народности саами), побывала киногруппа центрального телевидения, отснявшая фильм "Северная Атлантида", посвященный древней Гиперборее. Он был показан по 1-му каналу ОРТ 22 ноября того же года и повторен 5 февраля 2003 года. И хотя в сценарий фильма изначально была заложена изрядная доля скептицизма и непрофессионализма (выразившегося в преднамеренном искажении фактов и примитивном политиканстве), результат оказался диаметрально противоположным первоначальному плану. Как и их предшественники, участники киноэкспедиции неожиданно для самих себя натолкнулись на одной из гор в окрестностях священного саамского озера на множество каменных блоков идеальной геометрической формы и явно неестественного происхождения (их размер колебался от двух до пяти метров и более).

Несколько образцов, отколотых от артефактов, были доставлены в Москву и сданы на лабораторный анализ. После нескольких тщательно проведенных экспертиз было представлено следующее заключение, озвученное в смонтированном телефильме самими учеными. Обнаруженные каменные блоки, вне всякого сомнения, имеют техногенную природу, а время их искусственной обработки колеблется от восьмого до девятого тысячелетия до новой эры. Авторы фильма "Северная Атлантида" попытались с помощью компьютерной графики представить, как могли выглядеть древние сооружения, возвышавшиеся свыше десяти тысяч лет тому назад на горах вокруг Сейдозера. И перед глазами изумленных зрителей (кому довелось увидеть телефильм) предстали величественная колоннада языческого храма и купол древней обсерватории, то есть именно то, что члены научно-поисковой экспедиции "Гиперборея" утверждали на протяжении нескольких последних лет…

Можно ли связать данные проведенной экспертизы с каменными объектами в других местах (и в частности - в районе Бабозера)? Вполне! Если весь Кольский полуостров (как и другие районы российского Крайнего Севера) - это гипрборейская периферия, сохранившаяся после гибели центрального материка (или архипелага) в пучинах Северного Ледовитого океана, то типология и происхождение техногенных артефактов, безусловно, должна быть общей для всего арктического региона. Ландшафт вокруг Бабозера, где высится древнее изваяние, лишнее тому свидетельство. Весь берег представляет собой "гармошку" из мощных валунных гряд: с юга - покрытых мхом, с севера - обнаженных и похожих на разрушенные крепостные стены, сползающие к самой воде.

Упомянутый выше стометровый склон при ближайшем рассмотрении также напоминает рухнувшую крепостную стену, вблизи коей, в метрах трехстах внизу, находится еще некое подобие разрушенного форта. Об этом в один голос сразу же заявили мои спутники (в чем я их, кстати, попытался разуверить). Удивляет одно: как во всем этом хаосе уцелела пятиметровая "каменная баба", стоящая на самом обрыве. Один из участников экспедиции даже высказал предположение, что сей монолит - остаток какой-то стены. Вряд ли, ибо остаткам крепостных стен никакие народов и ни в какие времена не поклонялись. А здесь и все вокруг было точно пронизано древним сакральным духом.

Сказанное полностью подтвердила и обратная дорога. На тягаче нам пришлось преодолеть настоящую Долину Сейдов, как мне представляется, до сих пор не описанную в научной литературе. Сейд, как известно, - это объект сугубо саамского культа. Он представляет собой либо несколько водруженных друг на друга камней, либо же один большой камень, стоящий на трех маленьких, похожих на специальные "ножки". Считается, что в тануется сейдом. На Кольском полуострове такие каменные святилища встречаются тысячами. Есть они и в других российских регионах, например, на севере Карелии, где когда-то обитали саамы. Лопари испокон веков приносили сейдам жертвы и связывали с ними многие легенды. Так, повсеместно распространено мнение, что сейд может прятаться от недобрых и излишне любопытных людей, перемещаться и даже летать. Отсюда и вся Лапландия была прозвана Страной Летучего Камня.

Проезжая по Долине Сейдов нельзя отделаться от мысли, что все здесь носит отпечаток седой старины и имеет рукотворный характер. Только вот кто и когда приложил руку к этим удивительным артефактам. Были ли это древние индоарии, мигрировашие много тысяч лет с Севера на Юг? Или же речь может идти еже о более архаичной, гиперборейской, эпохе? По существу, мы только начинаем осознавать глубину собственной истории. Быть может, она вообще не имеет дна…

Кольский полуостров - Москва ( май 2003 г.)

(1) См., напр.: Демин В.Н. В поисках Геракловых столбов … на Ямале // Мир Севера. 2002. № 3.

(2) Перевод трактата Ж.С. Байи "Письма об Атлантиде" выходит в переводе на русский язык во второй половине 2003 года в издательстве "ФАИР-ПРЕСС" в составе сборника "Атлантида и Гиперборея".

(3) Диалектные словари и словарь народных говоров дают примерно такую же картину: "рамень, раменье" в большинстве областях означают "большой дремучий лес", "заболоченный лес", "опушку леса" и т.п.

(4) См.: Словарь русского языка XI-XVII вв. Т. 21. С. 268-270.

(5) С лексемой "грива", уходящей в самые глубины индоарийского прошлого, связана масса топонимов: несколько Грив на Псковщине, Ярославщине и Нижегородчине, гряда Грива - в Ленинградской близ станции Пери, Кологрив - в Костромской, Северная Грива в Подмосковье, Гривка - в Челябинской области, множество аналогичных названий в ближнем и дальнем зарубежье. Это связано с многозначностью самого понятия "грива". Помимо густошерстного образования на голове и затылке, обычно так называется низкая, некрутая, вытянутая гряда, пологий увал, отделенный от остальной местности ложбиной. Однако в некоторых областях "грива" имеет совершенно иной смысл: в западной Сибири - "поле", "пашня"; "высокий хвойный лес" - в Архангельской области; "роща" - во Владимирской и Тверской; на Севере так зовут торосы льда, а на Волге - подводные каменные пороги. (См.: Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. Т. 1. М. 1999. С. 163-164.

(6) Подробнее о Ханумане и возможной связи этого образа с проблемой "Снежного человека" см.: Демин В.Н. Снежный человек - дитя Севера // Мир Севера. 1998. № 2.

(7) См.: Демин В.Н. Нашлась "Золотая Баба"? // Мир Севера. 2000. № 4

English version

© 2001-2021 Международный Клуб Учёных
E-mail: science@shaping.org